Газета Прайм ру нет
Днем: +18°…+19°, Ночью: +9°…+12°
Курсы валют от ЦБ РФA EUR 71,23 USD 62,52 PLN 16,73
Последние новости
Все новости

В Прикамье семье с ребенком-инвалидом отказываются отдать обещанные деньги

Елена Лодыгина,

Эльмире Кручининой из Соликамска уже два года отказывают в выплате компенсации 52 тыс рублей за проезд в Российскую детскую клиническую больницу (РДКБ) в Москву, где ее дочь проходила курс лечения. Причина отказа формальная — нарушение порядка подачи документов на оплату проезда для ребенка — инвалида и сопровождающего лица. Мать ребенка обратилась за выплатой компенсации после того, как съездила, а надо было — наоборот. Тот факт, что лечение в РДКБ было оперативным, и времени на оформление документов на компенсацию просто не было, чиновниками не учитывается. 
История 12-летней Екатерины Кручининой из Соликамска началась шесть лет назад. Ее семья переехали в другой микрорайон, поэтому у Кати сменился участковый врач. Со слов матери, тогда девочка часто болела ОРВИ, но врач на участке каждый раз прописывала ребенку курс антибиотиков и отправляла на больничный. В мае 2013 года, когда уровень тромбоцитов в крови ребенка резко снизился, девочку госпитализировали в отделение гематологии Краевой детской клинической больницы (КДКБ) в Перми. Там и поставили диагноз: идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура. Назначили лечение. Но состояние ребенка не улучшалось.
Тогда Кручинины решили поехать с ребенком на лечение в другую страну. Долго искали подходящую клинику: в Турции им в лечении отказали, в Германии заявили, что берут только тяжелобольных пациентов. В итоге согласились провести обследование и лечение в Израиле, стоимость составила 1,3 млн рублей. Чтобы оплатить лечение в Израиле, Кручинины взяли кредит. В 2013 году они повезли дочку на лечение.
«Катю обследовали в Израиле, и диагноз, поставленный ей в России, подтвердился. Дочери рекомендовали другие лекарства, а еще санаторий, морской воздух. Врачи утверждали, что дочери необходимо дать инвалидность, — рассказывает мать Кати. — Впрочем, российский врачи рекомендации специалистов из-за рубежа не очень учитывали. В 2017 году состояние Кати резко ухудшилось. Нас снова госпитализировали в КДКБ, где мы лечились шесть месяцев …».
Судя по выписке из КДКБ, врачи пытались подобрать подходящий лекарственный препарат для лечения иммунной тромбоцитопенической пурпуры тяжелой формы. Но подобрать его не удалось — на всех этапах лечения клинико-гематологический ответ так и не был получен, так как ребенка долгое время держали на гормональной терапии. Кроме этого, на фоне основного заболевания у девочки были обнаружены стафилококковая инфекция, кишечная палочка… Эти инфекции осложнились двусторонней пневмонией. Свое 10-летие Катя «отпраздновала» в реанимации. 
В апреле 2017 года девочке дали инвалидность. Во время лечения Кати в больнице в КДКБ было проведено три консилиума с привлечением специалистов — медиков из Москвы. И, как сказано в медицинской документации, по итогам консилиумов принято решение перевести ребенка в Российскую детскую клиническую больницу имени Н. И. Пирогова (РДКБ). 
Но, по словам матери больной девочки, все было совсем не так. Не по результатам трех консилиумов, а после обращений родителей на горячую линию следственного комитета РФ, в Росздравнадзор РФ, Генеральную прокуратуру РФ было решено экстренно направить пациентку на лечение в РДКБ. Направление выдали 28 июня 2017 года, а 4 июля Кручинины уже были на месте. Они спешили спасать дочь. 
По словам Эльмиры, тогда в отделении онко-гематологии краевой больницы никто родителям не объяснил, что поездку с ребенком к месту лечения можно совершить за счет государства. Только надо получить специальные талоны, а затем обменять их в кассе на билеты.
Лишних средств у родителей ребенка — инвалида не было. И они попытались выяснить, положена ли им государственная помощь хотя бы в оплате проезда. Тогда в КДКБ проявили сочувствие. И даже дали советы: если нет времени на оформление талонов на проезд, можно обратиться за помощью в благотворительные фонды, либо получить компенсацию после лечения, когда Кручинины вернутся домой. 
Советы оказались, мягко говоря, неверными. Кручинины после курса лечения вернулись в Пермь и, конечно, обратились с заявлением о компенсации за проезд. Но им отказали. И сослались на то, что родители больного ребенка нарушили порядок получения талонов, а в этом случае возмещение затрат на проезд не положено.
Эльмира Кручинина писала обращения в Министерство здравоохранения Пермского края, Министерство социального развития, прокуратуру и Генпрокуратуру РФ, пытаясь доказать, что согласно Постановлению правительства РФ от 26.04.2012 № 403 заболевание дочери включено в перечень жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих редких (орфанных) заболеваний, приводящих к сокращению продолжительности жизни граждан и их инвалидизации, поэтому компенсация проезда к месту лечения и обратно им положена. В своем письме она также ссылается на статьи 3, 6.1, 6.2, 6.5 Закона РФ «О государственной социальной помощи» и ст. 41 Конституции РФ, где прописано, что истец имеет право на компенсацию расходов по проезду к месту лечения вне зависимости от отсутствия механизма правового регулирования компенсации известных расходов по проезду в медицинские учреждения субъекта РФ, которые не поименованы в перечне, утвержденном постановлением правительства РФ N 872 в соответствии со ст. 40 «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан».
Но отовсюду приходил один и тот же ответ: выплата не положена. Когда мать начала настаивать, прокуратура предупредила, что «при поступлении повторных обращений аналогичного содержания переписка с Вами будет прекращена».
Начались проблемы и с лекарственным обеспечением ребенка — инвалида. 
В Москве девочке смогли подобрать необходимый препарат. Но этот препарат в Пермском крае исчез с рынка! Его производитель АО «Санофи Россия» как раз осуществлял замену производственного оборудования. Родители вынуждены были самостоятельно искать жизненно-важный препарат для дочки через неравнодушных людей за границей и платить по 25 тыс. рублей за упаковку. 
Родители, пытаясь найти выход и спасти дочь, писали даже министру иностранных дел РФ, руководителям Росздравнадзора РФ и Минсоцразвития РФ. После многочисленных жалоб препарат все-таки появился в Пермском крае лишь в прошлом году. «Нашли» его в Кирове.
Есть и другие нюансы в этом запутанном деле лечения ребенка. Так, еще в 2015 году Соликамский отдел СУ СК РФ по Пермскому краю возбудил уголовное дело по факту оказания ненадлежащей медицинской помощи Екатерине Кручининой в Соликамской детской больнице — по ст. 238 УК РФ. Дело впоследствии было прекращено. Но при проведении комплексной комиссионной судебно-медицинской экспертизы амбулаторной карты ребенка выяснилось, что часть анализов в медкарте не была подписана (не было имени, фамилии, отчества, места жительства пациента). Эксперты не смогли доказать принадлежность этих анализов именно этому ребенку. По результатам экспертизы Соликамская детская горбольница была оштрафована. Этим дело и закончилось.
Второе уголовное дело уже в отношении врачей пермской КДКБ следователи возбудили в феврале прошлого года по той же 238 статье УК РФ. Экспертиза по уголовному делу по настоянию родителей была назначена за пределами Приволжского федерального округа. По словам Эльмиры Кручининой, которая прежде работала старшим следователем, среди медицинских работников существует корпоративная этика и солидарность. Часто врачи проводят экспертизу медицинских случаев, игнорируя объективные данные, поэтому и не находят прямую причинно-следственную связь. Сейчас уголовное дело поставлено в очередь на период проведения экспертизы.
Борьба за жизнь ребенка идет и в судах. Чиновники не всегда стремятся выполнять обязательства, и приходится вынуждать их с помощью закона. В феврале Кручинины выиграли дело по иску к Министерству здравоохранения по поводу возмещения стоимости лекарств, которые родителям пришлась приобретать самостоятельно, чтобы не прерывать лечение. 
«Если бы сегодня наших чиновников можно было бы судить, то их бы за оставление моей дочери в опасности судили уже дважды. В первом случае, когда нас лишили необходимого препарата, во втором — за отказ в компенсации оплаты проезда к месту лечения», — считает Эльмира Кручинина.
Редакция Prime обратилась с вопросом по компенсации проезда Екатерины Кручининой в 2017 году сначала в краевое министерство социального развития. В ведомстве пояснили, что оплатой проезда детей к месту лечения занимается министерство здравоохранения Пермского края. В минздраве, в свою очередь, заявили, что этот вопрос находится в компетенции министерства соцзащиты. Таким образом, чиновники, перекладывая ответственность с одного ведомства на другое, так и не ответили на наши вопросы. Видимо, игра в пинг-понг — более увлекательное занятие, чем помощь семьям с детьми-инвалидами.
фото pixabay.com


Комментарии к новости
Комментарии для сайта Cackle
Версии

Шеф - редактор: Шилова Марина Николаевна

Сообщить о новости

Спасибо за ваше обращение!
Скоро мы свяжемся с вами :)