Газета Прайм ру нет
Днем: +6°, Ночью: +2°…+3°
Курсы валют от ЦБ РФA EUR 70,93 USD 64,37 PLN 16,51
Последние новости
Все новости

Пассажиропоток в Пермском крае переходит на пеший ход

Андрей Дербенев,

На остановках возле деревень стоят люди. Но они ждут не свой автобус. Они ждут хоть кого-нибудь, кто отвезет их куда надо или хотя бы немного поближе
Фото: Андрея Дербенева 
Ситуация с транспортным сообщением в регионе перестала быть ясной и понятной. В сентябре министерство транспорта Пермского края представил  депутатам Законодательного собрания новую концепцию транспортного обслуживания. Чиновники предлагают сократить  количество маршрутов с 200 до 165, добавить  20 новых и на дотации потратить три миллиарда рублей вместо прежних двух.  В   итоге - минтранс избавится от дублирующих маршрутов, перейдет на регулируемые тарифы, а перевозчики обновят автобусы по новым требованиям с акцентом на технику среднего класса на газомоторном топливе. Для представления, на некоторые маршруты в Перми до сих пор выходят пазики-чебурашки с баллонами на крыше.
Но это в Перми. А как обстоят дела в отдаленных территориях? Например, в Коми-округе? Пришлось отправиться в дорогу.
По официальным данным, количество жителей, не охваченных регулярным автобусным сообщением, в 2015 году (портал открытых данных Пермского края) в Кочевском районе было 18,4%, в соседнем Косинском – 25%.
Каждый добирается до места назначения, как Бог на душу положит.  Кочевцы, например,  предпочитают попутки. Торопливые ездят на «нелегалах». А  перевозчики все ждут от Минтранса новую транспортную модель и дотаций за перевозки.

На автостанции

Поездка корреспондента Prime в Кочевский район получилась непростой. В Кочево нет автостанции, есть только кассовый пункт и остановка транзита. Кассовый пункт – комната метров тридцати с конторкой билетерши за стеклом, лавкой и схемами маршрутов. Кроме меня и кассирши здесь никого нет
«В Сеполь (населенный пункт в Кочевском районе) я могу уехать? – говорю в стекло кассира. «В Сеполь?... Если только с таксистами», - отвечает кассир. Тогда интересуюсь подробностями поездки по району:  «А в Кукушку, Лобызово, Зыряново, Тубызово?… Вы меня остановите, если автобус туда ходит… Москвино».
Тут повезло  - в Москвино оказалось возможным доехать на общественном транспорте. Но нужны уточнения — на  каком  автобусе можно доехать до этого населенного пункта?
Кассирша попалась терпеливая. «Автобус Пермь-Гайны, Пермь-Усть-Черная, до Вершинино».
Этот вопрос выяснили. А как в другие деревни добраться? Автобус по пути останавливается на дороге? «Да», - ответил кассир.
А как попасть в Бажово, Архипово, Отопково»? Кассир и здесь выдал справочную информацию: Отопково за Пелымом, тоже по пути в Гайны.  Значит, на этом же автобусе можно доехать, а потом дойти.
Последний вопрос утомленной сотруднице транспортной системы -  какой ближайший пункт, куда можно  доехать прямо сейчас? «Пермь».
На кассовом пункте пусто. За билетами никто не идет. Билеты здесь продают по большей части на проходящие автобусы до Гайн и Усть-Черной. Есть автобус Кудымкар-Коса. По воскресеньям еще ходит автобус в Касимовку. Куда не ходит автобус, возят таксисты. Останавливаются рядом, на площади, заглядывают в двери, ищут клиентов. За 14 километров до Сеполя просят 350 рублей, это стоимость билета на автобус до Перми. Таксисты в Перми берут столько же, но для пермяка и кочевца 350 рублей сумма абсолютно разная и несравнимая. Понятнее будет, если в ягодах измерять: ведрышко земляники.

Сеполь, остановка автобуса

Еду до Сеполя, дорога с твердым покрытием заворачивает у деревни Кышка в сторону Косы, дальше – грунтовка. На бывших автобусных остановках, рядом с магазинами - реклама такси.
Останавливаюсь на окраине деревни. Семья перед домом заготавливает дрова. «Здравствуйте, делаю репортаж об автобусном сообщении. Можно с вами поговорить? Почему у вас автобусы-то не ходят?». Глава семьи выпрямляется и охотно вступает в беседу. Его зовут Павел. «Так как… в автобусах теперь по  три человека едут, а все остальные на машинах», - отвечает  Павел. «А у вас личный транспорт есть?» - интересуюсь я. Глава семьи улыбается: «Нет, мы на попутках. Выходишь на дорогу и голосуешь. На попутке за 50 рублей можно доехать». «У вас есть нужда ездить в Кочево, Кудымкар?», - продолжаю выяснять транспортные подробности. «У нас студенты ездят, - вступает мама. - Этих жаль. Зимой стоят, ждут в холоде...».
«Мы бы согласны были , чтобы автобус хоть  раз в неделю ходил, но автобуснику невыгодно будет», -  беспокоится Павел за перевозчика. - Лучше, если автобус сразу в Кудымкар шел, туда люди ездят в больницы, на рынок, в магазины. Даже я бы поехал».
Добираюсь до Сеполя. В Сеполе есть детский сад, школа, медпункт, почта и три магазина. За Сеполем направо Кукушка, налево Курья. На развилке автобусная остановка – желтая ракушка. Шесть человек ждут попутку.
«Нам пару раз в неделю автобус бы не помешал», – вступают в обсуждение проблемы местные жители. «До Кочево или Кудымкара?, - интересуюсь.
«Хотя бы до Кочево, - говорит Юрий. - Надо вот срочно в больницу выехать, а не на чем. Самое главное, в больницу с маленькими детьми чтоб можно было скататься. А еще старшеклассникам в понедельник и пятницу на учебу».
Вот эта проблема сильно удивила. Разве в Сеполне нет школьного автобуса? Как дети ходят в школу? Пусть и старшеклассники — но все-равно дети!?
«Школьного автобуса нет,  они сами добираются», - отвечают мне и тут же объясняют, что вообще школьный автобус есть, но он возит ребятишек с соседних деревень в школу в Сеполь. А  у старшеклассников школа в Кочево.
Нет автобусов и для старшего поколения. Хотя пожилым часто  надо в больницу. У пожилых и личного транспорта нет. Вот попутки и спасают. Попутки — чаще всего машины с рыбаками либо местные «ездиют» по своим делам. И Сеполь еще близко от «центра», Кочево. А ведь за ним еще есть деревни - там Васькино, Ташка, Курья, Ужга, Кукушка. ..
Почему перевозчики не возят, что говорят, на что ссылаются, на то, что не выгодно, народу мало, — спрашиваю у ожидающих попуток на остановке. Качают головой: «Народу здесь каждое утро на попутки собирается человек десять. Сделали бы два раза в неделю автобус, а пассажиры нашлись бы. Все свои дела планировали в эти дни.
Подсаживаю в машину маму с дочкой и пожилую женщину. Марина из деревни в Юрлинском районе, приехала навестить семью сына. Рассказала, что автобуса до родной деревни тоже нет: идут шесть километров пешком, либо с соседями вскладчину на такси.

Кто в курсе?

Схема автобусных маршрутов опубликована на портале «Управляем вместе». Деревни Сеполь и близлежащих деревень в ней нет. На наш запрос с этого же портала пришел ответ: «В администрации Кочёвского района пояснили: представители автотранспортных компаний отказываются работать на внутримуниципальных маршрутах из-за их убыточности, поэтому пока нет возможности организовать рейс до д.Сеполь».
Тарифное регулирование на всех краевых маршрутах междугородного сообщения было отменено еще в 2010 году. Власти отказались от фиксированных тарифов на пригородные и междугородные перевозки и перешли к единому предельному тарифу. Полномочия по регулированию тарифов на районных и поселенческих маршрутах были переданы органам местного самоуправления. В результате разброс стоимости одного километра   составил от 1,5 до 3,7 руб.   Стоимость зависела от класса автобуса.
В новой модели взамен права устанавливать свои тарифы власти предлагают перевозчикам контрактные аукционы. Перевозчик будет платить за контракт, заказчик оплачивать километры.
Перевозками в Коми-Пермяцком округе занимаются ИП Мансуров Е.Н., «Пассажирские перевозки», «Ваш попутчик».
Звоню в кудымкарское предприятие «Пассажирские перевозки», директор Татьяна  Гроо рассказала, что в Кочевском районе они обслуживают один внутренний маршрут: Усть-Силайка-Кочево, через Акилово и Юксеево. Этот маршрут для перевозчика убыточен, дотирует администрация Кочевского района. «Автобусного сообщения до 2017 года там не было, только проходящие, - пояснила Татьяна Сергеевна. - Глава администрации пригласил перевозчиков, мы ему сделали расчет и сразу сказали, что маршрут будет убыточным. В планах были маршруты на Кукушку и Большую Кочу, но все дело в водителях, там нет местных водителей с категорией «Д».
Под вопросом также   ежедневный маршрут Коса-Кудымкар. «Он идет через Мараты, - продолжила Татьяна Гроо, -  у нас он на грани закрытия. Людей забирают частники-нелегалы, прямо перед автобусом по три-четыре машины. Мы пытались бороться с нелегалами, но ничего не добились. Кочево, Коса, Гайны, у них там работы нет, идут в такси. Это бич для этого маршрута. Мы вынуждены будем его закрыть, если нам его не будут субсидировать».
По словам Татьяны Гроо, в случае закрытия этого маршрута  «та сторона» Кочевского района вообще останется без автобусного сообщения. Однако, возможно, с внедрением новой модели транспорта, предложенной минтрансом, удастся справиться с организацией пассажироперевозок в далеких территориях?
Татьяна Гроо сомневается в успехе. «Мы не знаем, будет ли это нам выгодно, пока нет лотов. Какие будут лоты, какие маршруты в них будут входить? Но самое главное, приоритет будет отдан перевозчикам с новыми автобусами. У нас сейчас 50% карбюраторных автобусов переведены на газ, но в Косу ходят дизельные пазики, потому что там нет газовых заправок. В Кочево газовая заправка закрыта. Приоритет будет отдаваться этим же пазикам, только новым. Как нам заявляться, если у нас нет денег на новые автобусы? Сюда могут прийти, да и пришли уже, пермские перевозчики с деньгами».
Татьяна Гроо выразила опасения всех перевозчиков Коми — Пермяцкого округа — возможно, сюда придут пермские компании, будут разыграны крупные лоты и выиграет их более крупный перевозчик. А что делать местным?
Я покидал территорию Кочевского района. На остановках возле деревень стояли люди. Но они ждали не свой автобус. Они ждали хоть кого-нибудь, кто отвезет их куда надо или хотя бы немного поближе.


Комментарии к новости
Комментарии для сайта Cackle
Версии

Шеф - редактор: Шилова Марина Николаевна

Сообщить о новости

Спасибо за ваше обращение!
Скоро мы свяжемся с вами :)