Газета Прайм ру нет
Днем: 0…+1, Ночью: +1…+3
Курсы валют от ЦБ РФA EUR 90,41 USD 76,47 PLN 19,79
Последние новости
Все новости

«Перекосы» в КУБе: кому в Пермском крае достанутся федеральные деньги

Для художников и фотографов Кизел стал ярким современным символом упадка
Фото: предоставлено читателем 
Проблемы и деградация Кизеловского угольного бассейна (КУБ) в Пермском крае давно и хорошо известны. Но и сегодня эти территории получают в том числе средства федерального бюджета на «программы развития». Однако мало кто в курсе, о каком развитии вообще идет речь, и кто получает эти деньги. 
Тема актуализировалась в конце сентября, когда вышло распоряжение Правительства о дополнительном финансировании программ развития шахтерских городов. «Лишних» денег Пермский край не получил, но любопытно другое: на весь регион в 2020 году предусмотрено 32,5 млн рублей, и все эти средства почему-то полагаются Губахе. А Кизелу и Гремячинску — ни копейки, хотя ранее по ним еще и мощно ударила «реформа» здравоохранения. 
Так чем же объясняется подобный «перекос»? 
Ключевая «точка роста»
Об истории «умирания» КУБа уже было множество публикаций. В советское время эти города и поселки были хорошо обеспечены, но территория лишилась перспектив в 90-е годы — после закрытия шахт. КУБ оказался обречен на деградацию. 
К территориям КУБа относятся три городских округа — Губаха, Кизел и Гремячинск. Территории официально признаны депрессивными. Но в каждом из этих городов депрессия выглядит по-разному. 
Гремячинск и Кизел являются в большей степени шахтерскими городами. В XXI веке им не повезло вновь — даже в благополучные времена региональные власти не вкладывали денег в территории. Города находились в управлении выходцев из криминала. Эти факторы ускорили деградацию. 
Иначе сложилась ситуация в Губахе. Здесь есть очевидная «точка роста» — промышленность. Прежде всего — очень сильное и развивающееся предприятие «Метафракс» (председатель Совета директоров — депутат Законодательного собрания Пермского края Армен Гарслян). Химики являются крупнейшим работодателем в городе, поэтому вкладывают значительные средства в «хорошее настроение» жителей. Известным и популярным стал, например, фестиваль «Тайна горы Крестовой». Химики проводят и различные спортивные мероприятия, поддерживают лояльность населения к самому предприятию. Гарслян является и неформальным куратором Губахи, защищает ее интересы на региональном уровне. 
Таким образом, Губаха существует в условиях, о которых Гремячинск может только мечтать. Интересно, что в 2012 году при губернаторе-«варяге» Викторе Басаргине было решено создать в правительстве специальное министерство по развитию КУБа. Ничего интересного чиновники так и не придумали. Уже в начале 2015 года министерство было ликвидировано.
Чистка «белых халатов»
Максим Решетников устроил КУБу такой эксперимент, что местные жители открыто заговорили о геноциде
Фото: архив Prime 
Ярким примером неравенства городов КУБа стал эксперимент в медицине. В 2017 году «свежий» губернатор Максим Решетников объехал территории КУБа и «уцепился» за здравоохранение: глава региона заявил, что необходимо повысить доступность медицинской помощи, ведь врачей не хватало. В Кизеле и Гремячинске были собственные укомплектованные больницы. Решетников посетил их и заявил об избытке лишних помещений: «Вы не врачей финансируете, а котельные. Не медицинские услуги оказываете, а коммунальные». 
Идея Решетникова заключалась в том, что нужно отказаться от «лишних» помещений и персонала, сэкономить на этом. Была озвучена странная идея: медучреждения Губахи, Кизела и Гремячинска сделать филиалами успешной пермской больницы №4 (главный врач — Андрей Ронзин). Ронзину поручили реализовать проект. 
Команда Решетникова утверждала: качество медицинской помощи повысится за счет того, что квалифицированные пермские врачи будут приезжать в города КУБа и вести там прием пациентов. Но действительность оказалась сурова: начались сокращения персонала и урезания зарплат, поскольку больницы КУБа оказались убыточными (что неудивительно). С целью экономии закрылись реанимация, родильное и хирургическое отделения.
Базовым для КУБа стал... филиал опять же в Губахе. Жителям Кизела и Гремячинска предлагалось в сложных случаях ехать в соседний город. Скорая помощь также стала увозить людей в Губаху или даже в Березники. Такой результат громкого проекта еще больше обозлил население.  
Впрочем, тогда еще никто не знал, что команда Решетникова устроит объединение больниц по всему Пермскому краю — теперь в условиях «коронавирусного» кризиса видно, насколько глупой и вредной оказалась реформа. 
Жестокая статистика
Даже в позитивных отчетах Оксаны Мелеховой показатели Кизела и Гремячинска выглядят, мягкого говоря, удручающе
Фото: страница Оксаны Мелеховой в Instagram 
Пример «перекоса» в медицине КУБа не был бы полным без свежей и «говорящей» статистики. Министр здравоохранения Оксана Мелехова на сентябрьском заседании Заксобрания отчитывалась о результатах своей работы за 2019 год.  
Вот данные, по которым все понятно о «реформе» медицины в исполнении Решетникова: Кизел и Гремячинск являются антилидерами по смертности — 1 414,2 и 1275,3 умерших соответственно на 100 тысяч населения. По Кизелу в 2019 году наблюдался рост показателя на 27% (!). По Гремячинску ситуация фактически не меняется (— 0,3%). Мелехова признала, что остановить тенденцию не удается. 
Кому предназначены деньги?
Возвращаясь к теме выделения федеральных средств на развитие шахтерских городов: Prime сделал запрос в министерство территориального развития Пермского края, чтобы выяснить, почему в этом году всю сумму получит Губаха, и на что направлены эти деньги. 
В министерстве пояснили: средства направляются на социальные выплаты гражданам, переселяемым из ветхого жилья. То есть люди могут приобрести себе другое жилье и при желании покинуть депрессивную территорию. На 2021 год для Пермского края в федеральном бюджете запланировано вновь 32,5 млн рублей и опять же для Губахи. А в 2022 году почти 54,5 млн рублей получит уже Кизел. «Что касается Гремячинска, то мероприятия по переселению жителей, входящих в список утвержденный федеральным министерством, были завершены в 2014 году», — добавили в министерстве территориального развития
Параллельно правительство Прикамья поддерживает мероприятия по «уплотнению» территорий КУБа — переселению жителей из полупустующих домов. К примеру, из поселка Шахта в прошлом году 74 семьи переехали в Кизел, где хотя бы есть социальная инфраструктура. Программа такого переселения продолжается, пока она рассчитана до 2023 года включительно. 
Мнение
Александр Григоренко отмечает, что формально КУБ получает деньги на развитие, но о реальном развитии речи уже не идет
Фото: сайт Александра Григоренко 
Депутат Заксобрания от ЛДПР Александр Григоренко, который уже четыре года занимается проблематикой как раз КУБа, пояснил Prime: в приоритете выделения денег Губахе нет ничего удивительного. «Число жителей КУБа, подпадающих под "программы по горным отводам", известно. Все списки были закрыты несколько лет назад. Ранее упор делался на Кизел и Гремячинск. Губаха же пока осваивает последние федеральные деньги. Другое дело, что изначально федеральный центр и чиновники на местах очень жестко подходили к процессу составления списков переселенцев, и очень многие оказались за бортом. Кто-то смог отстоять свое право в суде, а кто-то не смог», — отметил парламентарий и добавил, что жилищные и инфраструктурные проблемы КУБа еще далеки от окончательного решения. О реальной программе развития КУБа говорить пока не приходится. 


Комментарии к новости
Комментарии для сайта Cackle

Шеф - редактор: Шилова Марина Николаевна

Сообщить о новости

Спасибо за ваше обращение!
Скоро мы свяжемся с вами :)