Газета Прайм ру нет
Днем: +6°, Ночью: +2°…+3°
Курсы валют от ЦБ РФA EUR 70,93 USD 64,37 PLN 16,51
Последние новости
Все новости

Сто лет спустя: на «Флаэртиане» показали редчайший фильм начала века

К несчастью для самого фильма, главной его «звездой» был Лев Троцкий — без особого стеснения названный в титрах «мозгом революции»
Фото:  Turtle Trailers / youtube
На проходящем в Перми фестивале документальных фильмов «Флаэртиана» продемонстрировали фильм со сложной и причудливой судьбой."Годовщина революции« — это смонтированный в 1918 году фильм классика российского и мирового документального кино Дзиги Вертова, личности для истории кинематографа не менее крупной, чем Сергей Эйзенштейн. Долгое время картина, которую зарубежные киноведы называют одной из первых (если не первой!) документальной полнометражкой, считалась утраченной. Воссоздать фильм, собрать его „по кусочкам“ удалось только в прошлом году, спустя сто лет после премьеры. 
Скрупулезную работу проделали киновед Николай Изволов и сотрудники Российского государственного архива кино-фотодокументов (РГАКФД). Это получилось сделать только с помощью найденной в архивах афиши фильма, на которой были обозначены все титры. Это позволило понять, сколько фрагментов включала в себя картина и как они были расположены. Оставалось найти нужные кадры, оцифровать их и смонтировать. В конце 2018 года премьера воссозданного фильма состоялась в Амстердаме и вызвала неподдельный интерес публики и критиков.
Но это Амстердам, другая аудитория — и организаторы показов в Перми имели все основания нервничать. Двухчасовой черно-белый немой фильм мог стать удовольствием для двух-трех избранных эстетов. В нескольких российских провинциальных городах, где прокатывался фильм, на сеанс приходил от силы десяток человек. Исключением стали просвещенные Москва, Санкт-Петербург и Казань. Теперь же к числу просвещенных можно причислить и Пермь.
«У фильма счастливая судьба— он прошел по нескольким международным кинофестивалям, его показывают на коммерческих показах. Люди идут на этот фильм — и я удивляюсь, как они терпят два часа!» — полушутя-полусерьезно замечает гость „Флаэртианы“, заместитель директора Центрального государственного архива кинофотодокументов Римма Моисеева. 
Действительно, можно удивиться терпению зрителей. Пермским любителям кино повезло — на „Флаэртиане“ показ фильма сопровождала музыка пианиста Марка Либерзона, выступившего в роли музыканта-тапера. В остальном, „Годовщина революции“ — это дебютная работа совсем юного режиссера, и эта неопытность заметна. Здесь нет Вертова — авангардиста и новатора, наследие которого сегодня изучают теоретики кино. 
До создания первой работы молодой Вертов был скромным делопроизводителем в отделе кинохроники Московского кинокомитета. „Но революция была временем быстрых решений и быстрых перемен. Ему доверили работу над фильмом — и он совершенно случайно оказался гением“, — замечает Римма Моисеева.
Гениальность проявится позже. С художественной точки зрения фильм, созданный на заре кинематографа, откровенно слаб. Вторая половина фильма и вовсе становится скучной агиткой — но при этом остается важным историческим документом. Хотя, как заметил один из присутствовавших на показе экспертов, доктор исторических наук и заведующий кафедрой новейшей истории России ПГНИУ Игорь Кирьянов, документом в первую очередь пропагандистским.
undefined
На экране появлялись кадры со знаковыми фигурами того времени
Фото:  Turtle Trailers / youtube
За два часа на экране проносятся важнейшие события истории России — от прихода к власти Временного правительства до торжества большевиков. Операторы запечатлевали толпы ликующих москвичей и петроградцев; неловко смотрящих в объектив „вождей“, только-только привыкших к фотографии, но не видевших киноаппарата; бои красноармейцев с „белочехами“; покрытые отверстиями от снарядов исторические здания; погибших солдат и усердно призывающих к революции ораторов в кожанках. На экране появлялись кадры со знаковыми фигурами того времени — Лениным, Керенским, Колчаком, поэтом Демьяном Бедным, и даже, не много не мало — Чапаевым. К несчастью для самого фильма, главной его „звездой“ был Лев Троцкий — без особого стеснения названный в титрах „мозгом революции“. Позже, когда к власти в стране пришел Сталин (которого в фильме нет вовсе!), такое внимание к Троцкому обрекло картину на долгое забвение.
Но зрители признаются — бесконечное перечисление исторических лиц быстро приедается. Напротив, приятнее всего видеть толпы обычных горожан, улыбающихся в кинокамеру и подкидывающих в воздух шапки, обращать внимание на многочисленные лица людей, которые надеялись на долгожданные перемены.
«Возникает впечатление вовлеченности и бешеного духа времени. Люди были очень близко друг к другу — и мурашки пробегали, когда кто-то смотрел в кадр» — признается один из зрителей.  
undefined
»Возникает впечатление вовлеченности и бешеного духа времени«
Фото:  Turtle Trailers / youtube
Так в чем же значимость и сенсационность показанного на „Флаэртиане“ фильма? 
Римма Моисеева признается, что весомость работе придает имя знаменитого режиссера, а также то, что картина считалась утраченной, как и большая часть кинопленок того времени:
»Пленка была горючей и воспламенялась при температуре 45 градусов. Поэтому 80% немого кинематографа в мире погибло — пока люди не научились хранить и собирать пленку. Поэтому все кадры, оставшиеся с нами с 1896 года, так дороги. Но восстановление фильмов — это часть плановой работы Центрального государственного архива, сотрудники которого «вернули к жизни» более четырехсот фильмов и киножурналов«.
«А этот фильм я уже раз двадцать смотрела — и в целом, и по частям, когда собирали. Он мне надоел» — смеется Римма Моисеева. Теперь, когда ценная находка мира кино вернулась из небытия — над ней не грех и подшутить.


Комментарии к новости
Комментарии для сайта Cackle
Версии

Шеф - редактор: Шилова Марина Николаевна

Сообщить о новости

Спасибо за ваше обращение!
Скоро мы свяжемся с вами :)